evasiljeva (evasiljeva) wrote,
evasiljeva
evasiljeva

АПРК "Курск"- ложь продолжается

Сегодня случайно наткнулась на интервью  капитана первого ранга в отставке, экс-командира подлодки К-147, представителя Общества ветеранов Третьей дивизии атомных подводных лодок Северного флота Александра Лескова.
Я опубликую его чуть ниже.
Читая его мнение, я вспомнила тот жуткий день, когда у меня дома раздался телефонный звонок, и не известный мне мужской голос прокричал:
- Лодку Курск топят! - связь оборвалась
Я не поняла, кто это, но предчувствие не обмануло.
Спустя пару часов позвонил тот же мужчина - Игорь Архипченко, на тот момент он был капитаном - лейтенантом, и дежурил на "телеграммах" - принимал и отправлял информацию с учений в Баренцевом море. Мы с ним не были знакомы. Он объяснил, что ему дали мой номер телефона, поскольку на меня можно положиться и я свяжусь с журналистами.


И он повторил, что потопили лодку "Курск" в Баренцевом море. На свой страх и риск я тут же связалась с журналистом "Комсомольца Заполярья" Андреем Ракута. И уже на следующий день вышла статья с названием "На Курской дуге убивали врагов - на "Курске" - свидетелей".
Много событий произошло в те дни. Я принимала с Игорем участие в "Независимом расследовании" на НТВ. Пыталась понять истиные причины трагедии. Но ком лжи нарастал. И то, что мне приходилось слышать от самих офицеров с "Петра Великого", от других военных, ну никак не вязалось о всеми версиями.
И вот Лесков высказал свое мнение:
«СП»: – Александр Яковлевич, почему официальная версия гибели «Курска», озвученная генеральным прокурором РФ, не кажется вам убедительной?
- Дело в том, что тогдашний генпрокурор России, излагая официальную версию гибели «Курска», не ответил на целый ряд вопросов, которые сразу же возникли у специалистов и, в частности, у командиров атомных подводных лодок.
«СП»: – Например?
- Официальная версия утверждает, что «Курск» во время взрыва находился под водой. Этого не могло быть, потому что при длине подлодки в 153 метра, она не может погружаться там, где глубина моря не превышает 115 метров – а именно такова была глубина в месте затопления «Курска», которое, кстати, является полигоном надводных кораблей, а не подводных лодок. Такая глубина для огромной лодки – как лужа для щуки. Чтобы погрузиться, подводная лодка должна иметь под килем – минимум три ее длинны, то есть в данном случае – не менее полукилометра. И это знает любой командир АПЛ. При глубинах в 100 метров никто не разрешил бы погружения.
Во-вторых, официальная версия гласит, что лодка врезалась в дно, и произошел второй взрыв. Это тоже не похоже на правду – от удара подлодки об дно никогда в истории подводного флота торпеды не взрывались.
Еще одно доказательство того, что субмарина во время взрыва находилась в надводном положении – ее фотографии, полученные, когда она уже лежала на дне. Лодка была с поднятыми выдвижными устройствами.
«СП»: – Что это означает?
- Все выдвижные устройства лодки поднимаются только при надводном положении.
«СП»: – Хорошо, пусть при взрыве «Курск» был в надводном положении. Что это меняет в данном случае?
- Во-первых, одна маленькая ложь порождает большое недоверие. Во-вторых, взрыв под водой фигурирует, как основная версия. Но взрыва под водой не было. Если бы он произошел под водой, была бы совершенно иная картина повреждений: корпус бы разворотило изнутри, на самом деле вся обшивка была загнута внутрь. Но повторяю, торпеда сама по себе взорваться не может. Кроме того, торпеды не детонируют, потому что на каждой стоит четыре уровня защиты. Если бы торпеда рванула сама по себе, это, извините, как укус комара в задницу слона – ерунда для такой подводной лодки. От одной торпеды не могли взорваться и все остальные. Даже при пожаре торпеды все вместе взорваться не могут. Я своим и глазами видел на фотографиях, как лодка лежит на боку, а торпеды валяются на дне возле нее. И еще. Если бы, как говорит следствие, разом взорвался весь торпедный отсек, вода бы тут же хлынула в корпус, и пожара бы не возникло. Но найденные трупы подводников – сильно обгоревшие.

Так вот его высказывание ставит на свое место все, что мне доводилось слышать, а именно:
Однажды группа офицеров ехала в поезде, я была в соседнем купе, разговорились. Они, как водится, пили горькую. И в определенный момент разговор зашел о "Курске". Наступила тягостная пауза, а потом их прорвало: Петр Великий на котором был командующий Попов - это их корабль. Они все дали подписку о неразглашении. Из обрывков их фраз стало ясно, что все они слышали эти ужасные взрывы - Петра тряхонуло, думали, что это на корабле взрыв, потом второй. Петр за минуту до этого выпустил две торпеды. Поступила команда: занять посты по тревоге. Петр на полной скорости пошел в порт приписки - Североморск.

Петр там действительно был, и действительно по необъяснимым причинам ушел с места трагедии - это отмечали многие СМИ. Американская лодка была в месте трагедии - доподлинно известно, но она не подошла бы к нашим кораблям, да еще находящимся на своей территории и на намелководье (глубина 100 м).

О том, что именно Петр Великий потопил "Курск" в народе (в Североморске) шептались не раз. Не зря в Видяево грозились разорвать Моцака на много маленьких моцаков. Он с тех пор на базе ни разу носа не показал.
Я глубоко уверена, что когда-нибудь правда раскроется. А пока это уже 5я версия гибели атомной субмарины. Боюсь, что она максимально приближена к правде.

PS Игорь Архипченко был разжалован, над ним состоялся суд чести. Мы его отстояли, спасли от тюрьмы. Но... в 2011 году он внезапно скончался. Не любят на флоте тех, ко понимает слово "честь"




Tags: АПРК "Курск", Баренцево море, Елена Васильева, Северный флот, правозащита, реформа армии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →