evasiljeva (evasiljeva) wrote,
evasiljeva
evasiljeva

Category:

Вся правда о гибели АПРК "Курск" - как убивали свидетелей

Как, и, главное, кто убирал свидетелей - экипаж АПРК "Курск"
Исследование, которое я опубликовала составлено не мной. Поэтому я не имею морального права что-либо добавить от себя внутри текста. Однако, так сложилась судьба, что я принимала непосредственное участие во многих моментах, связанных с попытками спасти АПРК «Курск».  По сути, в моей квартире перед подъемом подлодки образовался пресс-центр № 2 в пику официальному.
На мой взгляд авторы исследовании подошли слишком близко к правде, настолько близко, что решили ее слегка приукрасить и смягчить

Именно поэтому, я решила вмешаться и изложить то, что слышала и знала изначально.
А именно, что в трагедии в Баренцевом море виноват сам флагман «Петр Великий» с Поповым на борту! Ни разу СМИ не рассказали причины, почему Попов в спешном порядке покинул борт «Петра», якобы спешно улетев в Североморск по неотложным делам. А по сути дезертировал, бросив и «Курск» и «Петра» погибать
Намекали? Да, неоднократно.
…14 августа в моей квартире раздался телефонный звонок.
- Лодку Курск топят! - связь оборвалась.
Я не поняла, кто это, но предчувствие не обмануло.
Спустя пару часов позвонил тот же мужчина - Игорь Архипченко и попросил, чтобы я связалась с прессой и сообщила, что в Баренцевом море убивают атомную подводную лодку с экипажем на борту. Дело в том, что с 1990 года я была координатором с российской стороны в 3х годичном проекте  Greenpeace International «Безъядерные моря». Я принимала корабли Гринпис в Мурманском порту, организовывала не только экспертные встречи, но и походы к Новой Земле, где мы пытались мониторить новоземельский ядерный полигон. Участвовала в составлении правительственного доклада о состоянии с РАО на Кольском полуострове. И поскольку главным загрязнителем был Северный флот, не раз встречалась и с адмиралом Касатоновым, дружила с адмиралом Мормулем, который во многом мне помогал. Организовывала и проводила проверки территорий вместе с депутатами всех уровней. Выискивала матросиков, попавших под прямое облучение во время ядерных испытаний на Новой Земле,  и направляла их на лечение. Собственно результатом этой работы стало создание акции «Спаси ребенка», где в числе первых были дети родителей, связанных с ядерным комплексом, получившие заболевания или аномальные отклонения от родителей, «схвативших» приличные дозы радиации на службе.
Словом, на Северном флоте я была более чем известна.
И вот незнакомый голос сообщил мне о разыгравшейся трагедии. Он рассказал:
- Уже три дня ребята под водой. Надо их спасать.
Мы с ним договорились стретиться через час, но что-то в его голосе меня заставило поверить в срочность информации.
А через час я встретилась со старшим лейтенантом Игорем Архипченко, который рассказал, что его наверное посадят, но честь превыше всего. Он рассказал, что «сидел на телеграммах» - принимал все шифровки во время учений на Северном флоте. И произошла трагедия, о которой умалчивают: в Баренцевом море гибнет экипаж подлодки «Курск». Он рассказал, что 12 августа они получили телеграмму от Лячина: «На борту аварийная торпеда.  Прошу добро отстрелить ее за борт». Ответ «Действуйте»… дальше были зафиксированы два огромных взрыва. После чего связь с лодкой прервалась. В штабе все зааплодировали, приняв услышанные взрывы за успешные стрельбы. Но рапорта об успешных стрельбах не последовало. В назначенное время лодка на связь не вышла… Во второй половине дня все в штабе заподозрили неладное. Поступил приказ: всем молчать о случившемся…
14го утром, вернувшись со службы Архипченко принял решение рассказать о том, что все-таки происходит…
И главное рассказал, что в штабе активно обсуждается новость какой идиот загнал лодкудлиной в 153 метра в квадрат с глубиной 100 метров… Хотя все понимали, что это было распоряжение Моцака.
                      горь Архипченко на втором съезде МКЦ "Забытый полк"
…В дальнейшем Игорь Архипченко был разжалован в рядовые и над ним состоялся суд чести. Мы смогли защитить его. Игорь принял активное участие в создании и работе МКЦ «Забытый полк». В 2009 году он скоропостижно скончался при загадочных обстоятельствах… Он остался верен главной флотской заповеди: «Погибай, но товарища выручай».
И утром 16 августа в  местной газете «Комсомолец Заполярья» появилась первая статья с названием: «На Курской дуге убивали врагов, на «Курске» - свидетелей». Информацияпроизвела на всех шок.
И отсюда начался отсчет всех версий лжи, до самой высокой:
- Она утонула…
Также я связалась с журналистом Андреем Королевым, работавшим на радио Свободы. Андрей сразу по телефону записал интервью со мной и… выпустил в эфир на свой страх и риск уже в большой мир.
Итак, информация вылетела, дата трагедии была мной  озвучена - 12 августа.
А пресс-центр Северного флота в лице Навроцкого перед собравшимися журналистами в Мурманске озвучил информацию о трагедии, назвав дату трагедии – 14 августа. Так родилась первая ложь, связанная с этой трагедией.
Но мурманские журналисты были склонны поверить мне.
16 августа мы с Андреем Королевым в его офисе тщетно пытались дозвониться до пресс-центра Северного флота. Надо сказать, что там даже связь прогнившая. Неожиданно, при очередном наборе номера мы вклинились в разговор начальника пресс-центра с собственным отцом:
- Да, папа, гибнет лодка. Нет, папа, поднимать ее не будут, и людей спасать не будут.
Андрей Королев вовремя нажал на кнопку записи разговора…
Ой, как только спецслужбы потом не пытались изъять у нас эту кассету с записью разговора… Не вышло. Но это отдельная история.
Спустя еще несколько месяцев я ехала в Москву в поезде. В соседнем купе шумная компания офицеров ехала в отпуск. Как водится, они выпивали.
Я вышла в тамбур покурить, они тоже. Разговорились. Это были офицеры, служившие на «Петре Великом». И по мере их опьянения, они все чаще стали возвращаться к подробностям трагедии с АПРК «Курск».
- Как с этим жить? – причитал один «капраз». – Мы их убили, мы!
12го утром море было спокойным. Накануне Попов с сотоварищами из штаба «лихо приняли на грудь» военно-морского «шила». Членораздельно приказы отдавать не могли. Но пострелять им захотелось. И был отдан приказ: приготовиться к стрельбам. На «Петре» прозвучали все необходимые «тревоги». Две торпеды ушли в море.
И вдруг корабль потряс мощнейший взрыв. Офицеры подумали, что кто-то взорвал самого «Петра». Все, не удержавшись на ногах, попадали. Не успев подняться, и сообразить, в чем дело – раздался второй взрыв, вновь поваливший всех на палубу.
Офицеры кинулись к местам службы по аварийному расписанию.
При этом спустя несколько минут по кораблю был дан приказ возвращаться в Североморск.
Попова и приближенных адмиралов экстренно с корабля снял прилетевший за ними вертолет.
Где он был сутки? Что делал? С кем встречался? – вопросы остались без ответа.
- Их подстрелили! – таковы были слова многих вдов и офицеров, находившихся в Видяево и Североморске в те дни.

Полное исследование у меня в блоге http://www.evasiljeva.ru  папка "Забытый полк"
Tags: АПРК "Курск", Мурманск, Северный флот, Североморск, правозащита
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments