evasiljeva (evasiljeva) wrote,
evasiljeva
evasiljeva

Карательная психиатрия в гостях у сочинских офицеров

Активиста по делу "Сочинских офицеров-дезертиров" прокурора, капитана юстиции Александра Попкова  "за непослушание власти" отправили в московскую психиатрическую клинику на обследование. Такое решение принял прокурор сочинского военного
гарнизона Дармов Петр Иванович. Напомним, скандал вспыхнул три года назад. На офицеров из Сочи завели по два уголовных дела по статьям 337 и 338 ("Самовольное оставление части или места службы" и "Дезертирство"). Им, служившим в "горячих точках" и охранявшим президента, грозило от трех до пяти лет лишения свободы. Несколько лет назад с военными заключили контракт, обещали жилье после службы. Но отслужившим военным его так и не предоставили. И тогда они пошли искать правды в военный суд Сочинского гарнизона. Тот обязал руководство ФСБ РФ и командование военной части предоставить квадратные метры. Тогда-то командование и объявило служащих дезертирами. Однако офицеры охраны Президента в Сочи набрались мужества и потребовали защиты своих прав. В ответ на это военная прокуратура возбудила в отношении них уголовные дела. Военно-следственный отдел не нашел признаков состава преступления и прекратил уголовное преследование против офицеров. Эта информация прошла в сми, по всей видимости, для усыпления бдительности общественности.
 Однако прокурор Дармов в назидание остальным, демонстрируя собственную безграничную власть и с целью запугать других офицеров отправил Александра Попкова на ВВК в Голицинский госпиталь,но как выяснилось офицера "переправили" в психиатрическую клинику Москвы. Телефон и ноутбук у него изъяли, и начали "лечить".
По словам сочинцев у Дармова "железная хватка". Не зря при совершении им ДТП, будучи виновным в аварии он смог заставить страховую компанию выплачивать ему липовую страховку.
Карательная психиатрия в России набирает обороты. Теперь ее решили применять в отношении офицеров, желающих защитить свои права.

Одновременно в настоящее время Никитенко Михаилу Вячеславовичу, капитану 3-го ранга,
старшему помощнику командира президентской яхты «Кавказ» в/ч 2159 службы охраны первых лиц морского дивизиона пытаются вручить обвинительное заключение для привлечения его к уголовной ответственности. На "очереди" еще несколько офицеров.

ОБРАЩЕНИЕ К ВЛАСТИ офицеров-"дезертиров" (В Сочи в дезертирстве обвиняют 12 офицеров.)

Мы – группа офицеров из нескольких воинских частей ФСБ РФ, дислоцированных в г.Сочи. Все мы отдали службе Отечеству как минимум полжизни, с семьями скитались по отдаленным гарнизонам, добросовестно исполняли непростые обязанности. Большинство из нас служили в специальных подразделениях, охраняли жизнь Президента и членов Правительства РФ, принимали участие в боевых действиях в Афганистане, Таджикистане и в Чеченской Республике, отмечены государственными наградами и поощрениями от лица высших должностных лиц СССР и Российской Федерации. Среди нас есть офицеры, перенесшие ранения и контузии, награжденные орденом «За службу Родине», медалями «За Отвагу», «За Боевые Заслуги», «За отличие в охране Государственной Границе», «За отличие в военной службе».

Все мы должны были быть уволены в запас два-три, а то и пять лет назад в связи с полученными на службе болезнями, сокращением и достижением предельного возраста. У всех уже давным-давно закончились контракты, в которых мы брали на себя обязательства добросовестно исполнять обязанности военнослужащих, в течение указанного в контракте срока. И все мы не были уволены по одной-единственной причине: нам и нашим семьям не предоставили жилья, обещанного в трехмесячный срок в соответствии с тем же контрактом и Федеральным Законом «О статусе военнослужащих». Нас из в года в год кормили обнадеживающими письмами, что вот-вот построят дома и выделят положенные квартиры. Ни требования федеральных законов, ни вступившие в законную силу судебные решения о немедленном предоставлении жилья и увольнении в запас, ни попытки судебных приставов исполнить решения никак не повлияли на нежелание чиновников выполнить обязательства государства. В ответ на законные и справедливые требования мы день за днем получали из разных инстанций лишь издевательские отписки, что всего лишь через один-два года нас наконец-то осчастливят квадратными метрами.

Однако в итоге нас решили растоптать и лишить всего, что было заслужено за годы и десятилетия нелегкого служения Отчизне. С нами решили обойтись как с отбросами обществами, подлецами и людьми вне закона. По решению и с согласия сотрудников военной прокуратуры и военно-следственного управления Северо-Кавказского военного округа, военной прокуратуры Сочинского гарнизона в отношении нас возбудили уголовные дела за самовольное оставление части. Нас объявили дезертирами, якобы злостно неисполняющими свои обязанности спустя несколько лет после окончания контракта. Нелепые обязанности, придуманные на скорую руку: бывший следователь должен заполнять канцелярские журналы, бывший командир президентской яхты – переносить документы из кабинета в кабинет, а бывший начальник секретного отделения – следить за наличием краски и бумаги в принтере. Фактически же ничего не делать и целыми днями просиживать штаны, получая за это урезанные зарплаты, едва-едва позволяющие на выбор или снимать дешевые трущобы, или впроголодь содержать семью. Другого не дано. Ведь, естественно, устроиться куда-то еще на работу нам запрещено.

Мы не отступали и не сдавались в борьбе с душманами, террористами и преступниками, не прятались за спины товарищей, годами не сетовали на бытовую неустроенность наших жен и детей, жили только надеждами на будущее, так как понимали, что есть такая профессия – защищать Родину. Теперь же в мирной обстановке вдруг все вместе стали ярыми рецидивистами, по мнению следствия совершив по два-три серьезных преступления - «самоволки». В одночасье мы превратились в отверженных, которым откровенно заявляют об условных сроках лишения свободы, предлагают забыть о жилье и пенсиях, ибо нас собираются вышвырнуть с военной службы как уголовников, не имеющих права на социальные льготы и гарантии.

Пока нас всего 12 человек, зато нашу участь уже готовы разделить несколько десятков наших сослуживцев – офицеров и прапорщиков, уже внесенных в «черные списки» военной прокуратуры Сочинского гарнизона, сотрудники которой, не имея на то полномочий, вынуждают командиров воинских частей возбуждать уголовные дела в отношении подчиненных и еженедельно называют фамилии очередных жертв. Возможно, если эту практику удастся обкатать на наших судьбах, подобным репрессиям подвергнутся тысячи и тысячи военнослужащих, находящихся в том же рабском положении. Положении невольников, которые вопреки нормам Европейской Конвенции о Правах Человека, Конвенций №№105 и 29 Международной Организации Труда, Конституции РФ по мнению сотрудников «правоохранительных» органов, проходят военную службу «в добровольном порядке» до момента обеспечения жильем. А согласием на такую бесконечную «сверхконтрактную» службу якобы является наш отказ уволиться без положенного жилья – отказ лишиться заработанного и остаться вместе с семьями просто бомжами. В знак благодарности за честную службу.

Мы требуем от высших должностных лиц государства, которое мы защищали, не щадя своих сил, здоровья и крови, прекратить начавшиеся массовые репрессии в отношении офицеров, восстановить наши нарушенные права и выполнить в конце концов взятые по контракту на себя обязательства, обеспечив нас квартирами и уволив с военной службы.

Честь имеем!

Попков Александр Васильевич, капитан юстиции,
бывший старший следователь военной прокуратуры органов и войск ФПС РФ

Никитенко Михаил Вячеславович, капитан 3-го ранга,
бывший старший помощник командира президентской яхты «Кавказ» в/ч 2159

Цапко Евгений Игоревич, капитан 3-го ранга,
бывший командир катера – командир группы катеров специальной службы в/ч 2159

Ульев Юрий Захарович, майор,
бывший старший офицер отделения в/ч 2122

Булгаков (Малышенко) Олег Александрович, майор,
бывший заместитель начальника отделения ОКПП «Сочи»

Сало Игорь Николаевич, майор,
бывший начальник заставы в/ч 2122

Достовалов Владимир Геннадьевич, капитан медицинской службы,
бывший врач медицинского пункта в/ч 2122

Сивирин Александр Иванович, майор,
бывший начальник заставы в/ч 2122

Федоров Владимир Викторович, подполковник,
бывший заместитель начальника штаба - начальник отделения в/ч 2122

Боровко Александр Михайлович, подполковник,
бывший заместитель начальника учебного центра в/ч 2122

Рыбин Александр Евгеньевич, подполковник,
бывший начальник отделения в/ч 2122

Синев Игорь Викторович, капитан,
бывший командир роты в/ч 2122

Подробности:

Офицерам предоставляют тюремные камеры вместо квартир

Под тяжестью кризиса начинают рушиться атрибуты «лакшари-стиля» российских чиновников и бизнесменов. Мы начинаем изучать последствия падения этой «римской империи». По нашим данным, за бортом роскошных яхт и самолетов оказались их недавние экипажи. Им не платят зарплату. Бывших водителей выставляют за дверь «Бентли», а персонал — за ворота замка.

В отношении военнослужащих Сочинского военного гарнизона за последние три месяца возбуждено 16 уголовных дел. Офицеры и прапорщики обвиняются по статье 337 — «Самовольное оставление части или места службы». Большинство из них имеют решения судов о предоставлении жилья в связи с увольнением со службы, которые не выполняются. А уголовные дела, по мнению обвиняемых, — это такое «ноу-хау», позволяющее командованию избавиться от строптивых подчиненных.
Капитан третьего ранга Михаил Никитенко видел Путина. И много раз с ним общался. Никитенко был старшим помощником, а потом и.о. командира моторной яхты «Кавказ». Судно — морская «визитная карточка» России: на этой яхте первые лица государства встречают зарубежных гостей, когда те прибывают по морю. На ней Путин любил совершать морские прогулки. К тому же яхта «Кавказ» охраняет президентскую резиденцию Бочаров ручей в Сочи.
Михаил Никитенко родом из Сахалинской области. В Тихоокеанском военно-морском училище считался образцовым курсантом. Видимо, поэтому и попал по распределению в секретную воинскую часть 2159 пограничной службы ФСБ. Подразделение обеспечивает безопасность высших государственных чинов, когда те приезжают на черноморский курорт.
— Чтобы сюда попасть, кроме идеального здоровья и соответствующих психологических качеств нужна безупречная родословная. Меня проверяли до седьмого колена, — рассказывает Михаил, пока мы идем по набережной «на встречу» с яхтой президента.
Экипаж «Кавказа» тренируется не менее трех раз в день. Плюс несколько ночных учебных тревог в неделю. Поскольку жилья у молодого лейтенанта не было, два года он жил на самой яхте. Женившись, снял комнату в старом разбитом общежитии. Молодой семье не хватало денег даже на пылесос. Тем не менее, надеясь на лучшее, родили двоих детей. Но Михаил их почти не видел, потому что месяцами дежурил в море, охраняя президентскую резиденцию. Путин не раз справлялся у него о службе. Никитенко отвечал, как приказало начальство: «Все в порядке, проблем нет».
От постоянного пребывания в море пошатнулось здоровье. На восьмой год службы, в 2003 году, военно-врачебная комиссия признала Никитенко негодным к плаванию на кораблях. Пришлось написать рапорт об увольнении. По Закону «О воинской обязанности и военной службе» в течение шести месяцев ему должны были предоставить жилье и уволить из армии. На законных основаниях Михаилу убрали надбавки за секретность и жизненный риск. От прежнего жалованья осталось меньше половины. Его уже не могли повысить в должности и звании. Между тем минуло полгода, потом еще полтора, а жилья все не было.
— Командование части стало на меня давить, чтобы я написал рапорт, отказавшись от квартиры. Мол, увольняйся, а потом когда-нибудь получишь, — говорит Михаил, глядя на яхту, качающуюся вдалеке у причала. — Мне предложили работу — скреплять папки в канцелярии. Я подал в суд.
В марте 2005 года Сочинский гарнизонный военный суд обязал ФСБ России и командование в/ч 2159 предоставить капитану третьего ранга Никитенко жилье на семью из четырех человек, после чего уволить. Но никто и ухом не повел. За неисполнение решения судебный пристав хотел оштрафовать командира части на 240 тысяч рублей. Но тот был в звании адмирала. Кто ж его оштрафует? Вскоре командование попыталось через суд отсрочить предоставление квартиры. И проиграло: судья вновь признал, что конституционные права Никитенко нарушены. К тому времени военный контракт Михаила истек, а новый не заключили из-за болезни. Но и не уволили. Ситуация парадоксальная: Никитенко служит и не служит одновременно.
В сентябре, видимо, не найдя управы на непреклонного капитана, уже новый командир части Владимир Коблов возбудил в отношении него уголовное дело по статье 337 — «Самовольное оставление части». Те же обвинения предъявлены сослуживцу Никитенко — Евгению Цапко, который тоже требует положенное жилье. Офицеров обвиняют в том, что они не ходили на работу, хотя Михаил уверяет, что его ежедневное появление на службе зафиксировано камерами видеонаблюдения. А вообще-то в секретной части жилья не имеют 95 процентов офицеров. Последнее время Михаил живет в служебной квартире, которую оплачивает Москва. Но и это жилье он рискует потерять:
— По трем эпизодам уголовного дела мне грозит 15 лет тюрьмы. Жаль, что Олимпиаду не увижу, — пытается шутить Михаил Никитенко, когда мы прощаемся.
Еще одна «достопримечательность» Сочинского военного гарнизона — капитан юстиции Александр Попков. Он, офицер в пятом поколении, периодически ночует на сочинском автовокзале. Иногда его пускает ночевать сослуживец, снимающий комнату в общежитии. Александр начинал службу на Чукотке. Когда перевели в Сочи, полгода прожил с женой в своем рабочем кабинете. Затем командование помогло оплачивать квартиру. Но цены выросли, и денег стало не хватать. Жена, на тот момент беременная вторым ребенком, уехала за 700 километров к родителям, которые сами ютятся в смежной двушке. Так семья Попковых существует уже год.
Каждый день Александр ходит на работу в Военную прокуратуру Сочи. Работа, надо сказать, уникальная: восемь часов капитан Попков сидит за столом, ничего не делая. Когда тебе 32 года, это, наверное, унизительно. Срок его военного контракта истек четыре года назад. Но Александра, как и Михаила Никитенко, через положенные полгода не уволили и квартиру не дали. У него на руках решение суда о предоставлении служебного или постоянного жилья. Уголовное дело за «самовольное оставление части» против Попкова возбудили еще год назад.
— Какие недальновидные люди! — смеется Александр по пути в гости к его сослуживцу. — Если бы по одному нас давили, никто бы не узнал. А они сразу 16 дел затеяли!
Нас ждут в трехэтажной общаге в переулке Пасечном, дом 1. Зданию как минимум полвека. Стучимся к подследственному Владимиру Достовалову. Дверь открывает улыбчивый мужчина, которому уже шестой десяток лет. Обстановка в комнате заставляет вспомнить песню Цоя: «Кнопки-скрепки-клепки, дырки-булки-вилки». А к этому есть мухобойка, сапожный крем, туалетная бумага и старый плюшевый снеговик с надписью на груди «Эх, лепота!». Капитан Владимир Достовалов — врач воинской части 2122 погранвойск ФСБ. Воевал в первую чеченскую, заработал хронический гепатит. Из-за плохой работы печени стали крошиться позвоночные диски. Военврач Достовалов перенес на позвоночнике уже две операции. Его работа — приходить в медпункт и точно так же сидеть без дела, потому что предельный возраст службы у него наступил еще 8 лет назад.
— В конце октября нас собрал начальник штаба части Сергей Ромащенко. Сказал, мол, надо бы писать рапорта об увольнении без жилья, а то всякое может случиться. Так мы попали в дезертиры.
Пройдя мимо веревок с бельем и двухъярусной кровати, присаживаемся за стол выпить чаю с сухарями. Владимир Достовалов рассказывает, что в части 2122 получить жилье и уволиться в течение полугода должны были 60 человек. Но все они по многу лет остаются в армии в ожидании квартиры. И вот за это сопротивление сейчас прапорщику Марине Барановой грозит до двадцати лет лишения свободы. Похожее наказание боится получить майор этой же части Юрий Ульев. Он отдал армии 30 лет, воевал в Афганистане. А потом получил судебное постановление о предоставлении жилья, после чего попал под следствие все по той же 337-й. А прапорщика части 2122 Виктора Погорелова в прошлом году выселили из служебной квартиры вместе с женой и двумя детьми. В октябре этого года он не выдержал и покончил с собой — повесился.
Сочинский скандал ставит армейское командование перед трудным выбором: массовое осуждение несогласных — это репрессии, а если дать им квартиры, того же могут потребовать десятки тысяч военнослужащих по всей стране.
Получить комментарии военного руководства не удалось. Замкомандира в/ч 2159 Владимир Черненков, отвечающий за контакты с журналистами, общаться со мной отказался. В воинской части 2122 на КПП долго решали, что делать. В итоге дали мобильный телефон Вячеслава Козлитина, руководителя группы общественных связей Черноморско-Азовского пограничного управления береговой охраны. Но тот сообщил, что ответит только на официальный запрос.
Впрочем, и без Козлитина понятно, что сочинский скандал не выглядит каким-то исключением. В ходе затеянной военной реформы из Вооруженных сил РФ будет уволено более 110 тысяч офицеров, имеющих право на получение жилья, — целая армия бездомных.


И долго будет скитаться непокорный в поисках правды, сыпать юридическими словечками- говорить не накАзывается а наказУется, не поступок,а деяние. Но с особенным наслаждением он будет произносить- вчинить иск.


Tags: Забытый полк, Политика, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments